Газета «Вестник»
Архив

№ 38 (664)
26 сентября 2003


Заголовки в формате RSS

Инженер-правдоискатель


Ульяновский инженер-изобретатель уже

25 лет безуспешно судится с государством

В конце 1978 года ульяновский инженер-изобретатель Сергей Мазанов, работавший в конструкторском бюро (КБ) приборостроения, был уволен якобы за разглашение секретных сведений. На деле же все складывалось несколько иначе. Инженер выступил против действующей системы регистрации изобретений. Система работала таким образом, что на ней вполне успешно наживались начальники, а разработчик, в общем-то, оставался ни с чем. Так случилось и с Мазановым. Одному из руководителей КБ удалось втайне запатентовать изобретение инженера на свое имя. «Я выступил с протестом против такого произвола, и через шесть месяцев решение о выдаче свидетельства ложным авторам было аннулировано», — рассказывает Сергей Мазанов.

Неудивительно, что «дерзкое» поведение конструктора пришлось не по душе руководству КБ. Суть обвинения, предъявленного Мазанову, сформулировал майор Буторин, на которого, судя по всему, тогда было возложено задание по изгнанию инженера с работы. Буторин заявил, что «товарищ Мазанов за последние 4–5 лет своей личной перепиской по своим изобретениям постоянно разглашал служебные сведения секретного характера». Но собранная комиссия КГБ по Ульяновской области не усмотрела никаких секретных сведений в личной переписке Мазанова. Именно поэтому администрация бюро была вынуждена выбросить своего сотрудника на улицу по статье «Нарушение трудового распорядка»(!).

«Безусловно, мне предъявили ложное обвинение, а дело было сфабриковано. Представьте мое положение: в 45 лет увольняют по статье! Устроиться куда-либо было просто невозможно», — рассказывает Мазанов. С того момента ульяновский инженер и вступил в судебные тяжбы с системой.

Справедливости он искал и во всевозможных министерствах, и в КГБ, и даже в приемной Брежнева. Но везде перед Мазановым вставала прочная стена режима. В Министерстве авиапромышленности, в ведомстве которого находилось КБ, Мазанову прямо заявили, что «никаких оснований для восстановления на работе не имеется». Судебная система также молчаливо отклоняла все иски конструктора.

Когда Мазанов находился в Москве у своей дочери, его вызвали в отделение милиции — якобы ознакомиться с документами. Оттуда же Мазанова на спецмашине отправили в психиатрическую больницу, в которой ульяновцу пришлось пробыть три дня. Он говорит, что врач прямолинейно заявил ему: «Сергей Александрович, поводом для этого (заключение в больницу. — М.Б.) могло послужить то, что вы очень настойчиво отстаиваете свои права».

Конструктора отпустили из психиатрической клиники, но власть не пожелала оставлять Мазанова на свободе: вскоре его обвинили в том, что он проживает в Москве без прописки и поместили в следственный изолятор «Матросская тишина», где он провел четыре месяца.

Об этом периоде жизни Сергей Мазанов вспоминает с ужасом: «Представьте камеру, в которой вместо положенных сорока человек сидели больше двухсот! Спали по очереди. Впрочем, как можно спать, если в камере круглосуточно на полную громкость работал радиоузел и горели лампы дневного света».

Без сомнения, тюремное заключение было необходимой для государства мерой — власть хотела подальше запрятать строптивого инженера. Но состава преступления в действиях Мазанова обнаружено не было, поэтому его пришлось отпустить и на этот раз:

В 1990 году конструктора все же восстановили на работе. Но борьба инженера с государством на этом не закончилась. Мазанов потребовал, чтобы государство компенсировало ему заработную плату за вынужденные двенадцатилетние прогулы. После этого судебную систему стало лихорадить — принятие решения в пользу истца расценивалось фактически как предательство действующей власти. Тем не менее, в 1993 году Конституционный суд РФ признал, что Мазанову должны выплатить деньги за все двенадцать лет. Но рассчитываться с инженером никто не торопился. Служители Фемиды начали кивать на КЗоТ, в соответствии с которым конструктору вроде бы и не полагалось требуемой им компенсации:

Просвет в деле начал появляться в 1999 году — через двадцать(!) лет после начала столь шумного процесса. Суд обязал КБ выплатить инженеру 990 тысяч рублей за все годы вынужденного прогула. Руководство бюро, видимо, не прельщала перспектива сдаваться экс-сотруднику, потому оно и обжаловало судебное решение. Дело было пересмотрено, после чего сумму компенсации снизили до 300 тысяч рублей. Мазанов не согласился с новым решением и обратился в прокуратуру Ульяновской области. Прокурор поддержал инженера и выступил с протестом, который, впрочем, был судом отклонен:

«После того, как все средства защиты интересов в России были исчерпаны, я направил жалобу в Страсбург — в Европейский суд по правам человека», — с горечью констатирует сегодня уже 70-летний Сергей Мазанов. Не так давно ему пришло письмо из Франции, в котором сообщалось, что жалоба получена и дело будет обязательно рассмотрено. Как скоро — неизвестно. Ведь необходимо учитывать загруженность суда — в настоящее время Европейский суд получает порядка ста жалоб из России в неделю. Несколько лет назад эта цифра была в два раза меньше. Следовательно, рассчитывать на то, что «заграница нам поможет» в ближайшее время, не приходится.

, «Русский курьер»

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2021